СЛУЖИТЬ РОССИИ: ГЕНЕРАЛЬСКАЯ ДИНАСТИЯ СКАЛОН

 

Представители этой известной военной династии родом из французских крестоносцев. В России начали служить еще в эпоху царя Алексея Михайловича, а закончили при Николае II. Известно, что семья дала империи 12 (!) генералов, два из которых до революции не раз бывали в нашем здании на Литейном проспекте.

Из воспоминаний Елизаветы Георгиевны Ильиной-Скалон:

— Согласно фамильной легенде, история дворянского рода Скалон уходит своими корнями в глубокое средневековье, в эпоху первых крестовых походов. В 1098 году при штурме крепости Аскалон, расположенной в Палестине особо отличился ратник, один из первых забравшийся на крепостную стену. За этот подвиг воин вместе с золотыми шпорами,  гербом и дворянским титулом получил еще и новое имя — де Скалон. После этого род благополучно прослужил Франции до начала гугенотских войн. Затем протестанты Скалоны навсегда покинули родину, а два представителя этой династии – Антон и Степан – оказались на воинской службе в России. По одним данным, это произошло в эпоху правления Алексея Михайловича, по другим – уже при Петре I. Краткое знакомство с генеалогией русской ветви дворянского рода позволяет сразу определить главный вектор деятельности представителей этой фамилии, а именно военное и государственное поприще.

Десятки представителей рода служили при дворе, в государственных учреждениях, в императорской армии на высоких постах и даже были губернаторами. По далеко неполным данным этот род только по военной линии дал русской армии 12 генералов.

***

Имя героя Отечественной войны 1812 года генерал-майора Антона Антоновича Скалона известно практически всем специалистам, занимающимся военной историей России. Его могила находится в  Лопатинском саду Смоленска.

Он родился в семье профессионального военного, что в конечном итоге, определило его будущее. В 16 лет получил первый офицерский чин поручика в Сибирском драгунском полку. В 1800 году ему присвоили звание генерал-майора, и за свое усердие 33-летний генерал заслужил благосклонность императора Павла I и был одним из его любимцев.

Сохранилась легенда о том, что, узнав о заговоре против себя, Павел подготовил проект документа, по которому своих сыновей, предполагал отправить в Иркутский драгунский полк под руководством Скалона – на перевоспитание. Узнав о смерти императора, Антон Антонович сразу же подал прошение об отставке, заявив, что не  станет служить человеку, убившему отца.

Он изменил это решение в 1806 году, когда по Европе  бодро зашагал Наполеон. В итоге его восстановили на службе в прежнем звании. Скалон получил в своё командование драгунскую бригаду, и вновь стал шефом Иркутского полка.

О том, насколько хорошо был подготовлено это воинское подразделение, свидетельствует знаменитый переход частей из Сибири на территорию современной Белоруссии. Это шесть тысяч вёрст и полное отсутствие инфраструктуры. Скалон вывел шесть полков, и они не потеряли во время этого марша ни одного (!) человека. За этот переход Антона Антоновича наградили орденом святого Георгия IV степени.

К началу Отечественной войны генерал-майор командовал кавалерийской бригадой в составе трех драгунских полков — Сибирского, Иркутского и Оренбургского, входивших в Третий кавалерийский корпус. Известно, что в генеральской семье было 10 детей и, несмотря на это, Антон Антонович подал прошение Александру I об участии в войне 1812 года. В ней он написал о том, что будучи этническим французом, собирается идти на фронт против французов.

Накануне кровопролитного Смоленского сражения (4-5 августа 1812 года) Скалон получил известие от супруги, извещавшей его о благополучном прибытии ее в Белгород. 5 августа военачальник пишет  жене последнее письмо: «Я  тебе не пишу ничего о военных действиях, но только скажу, что бог русских никогда не оставлял. Хоть враг и зашел далеко, но он падет от оружия нашего».

Бригада Скалона удерживала позиции у Смоленска, и к вечеру, после приказа к отступлению, Антон Антонович во главе Иркутского полка остался в арьергарде с целью прикрыть отход русских частей. Выполняя поставленную задачу, драгуны несколько раз атаковали наступающего противника. После одной из контратак, когда они возвращались под прикрытие крепостной стены, генерал был сражен огнем вражеской артиллерии.

Русские войска отступили, и тело осталось у противника. На следующий день, 6 августа погибшего военачальника обнаружили французы. Уважая личную храбрость и героизм погибшего 44-летнего генерал-майора, 8 августа по личному указанию Наполеона, Скалон был торжественно захоронен противником у подножия королевского бастиона Смоленской крепости.

Из воспоминаний Елизаветы Георгиевны Ильиной-Скалон:

— Отдавая дань мужеству погибшего генерала, Наполеон сам  присутствовал при погребении и по русскому обычаю бросил горсть земли в его могилу. Это был единственный случай, когда французский император присутствовал  при похоронах своего врага.

***

Еще один представитель династии — генерал-майор Владимир Евстафьевич Скалон, жизнь которого оборвалась в Бресте, во время подписания мирного договора с немцами в декабре 1917 года.

Если Антона Антоновича можно причислить к разряду строевых армейских офицеров, то его дальний родственник принадлежал к штабной элите русской императорской армии. Владимир, как сын видного государственного сановника, получил прекраснейшее образование в Пажеском корпусе, обучение завершил по первому разряду с занесением имени на мраморную доску. Затем служил в гвардейском Семеновском полку, поступил в Академию генерального штаба. В 1898 году окончив Николаевскую академию, произведен в капитаны Генерального штаба. Дальнейшая его служба связана со штабной работой в разных должностях.

В декабре 1916 года Владимира произвели в генерал-майоры. В ноябре 1917 года он был назначен генерал-квартирмейстером штаба Ставки Верховного главнокомандующего, и на тот момент являлся наиболее подготовленным штабным работником. Генерал был убежденным монархистом и не питал симпатии к революции, но был назначен на эту должность именно в разгар революционных потрясений. Затем большевики пригласили Скалона в качестве военного эксперта в состав советской делегации для участия в мирных переговорах в Брест-Литовске. Здесь, в день прибытия делегации, 13 декабря 1917 года по новому стилю, генерал Скалон застрелился.

Из воспоминаний Елизаветы Георгиевны Ильиной-Скалон:

— Мотивы этого решения объясняются в предсмертном письме к одному из близких товарищей. Впервые это письмо опубликовали в еженедельной парижской газете «Наше дело» 25 февраля 1939 года. Думаю, что любой человек, а в особенности русский патриот, после знакомства с текстом, не сможет остаться равнодушным. Скалон предельно четко осознавал, что наступил крах всего того, во что он верил и чему посвятил свою жизнь. Той России, в которую верил и которой присягал, больше нет. Россия не может  сопротивляться, и мир будет заключен любой ценой и на любых условиях. В письме по факту брестских переговоров он отмечал:  «Поручение это глубоко мне противно, я знаю, что речь идет просто об отвратительной комедии. «Перемирие» уже заключено. Наши солдаты просто-напросто уходят с фронта, убивая собственных офицеров и грабя, и продают свои ружья и даже пушки немцам за бутылку рома или коробку сигар. Мир, он тоже будет продиктован немцами, то есть немцы диктуют, а большевики только исполняют задание».

Встает вопрос, почему же генерал вопреки своим принципам принял предложение Льва Троцкого и вошел в состав делегации, которая представляла силу, внесшую весомый вклад в разрушение российской империи и разложение армии? Ответ  также содержится в этом письме. Он  поехал в Брест, чтобы своими действиями сорвать переговоры.

***

Третий представитель генеральской династии, о котором мы хотели бы рассказать, это русский военный историк, генерал-адъютант Дмитрий Скалон.

Дмитрий Антонович участвовал в польской кампании 1863 года, русско-турецкой войне (1877-1878), имел золотое оружие с надписью «За храбрость», был генералом от кавалерии, адъютантом Великого князя Николая Николаевича и председателем Императорского Русского военно-исторического общества. Умер в 79 лет уже в советской России, это произошло в 1919 году.   

Владимир КАЗАКОВ, представитель Российского военно-исторического общества в Санкт-Петербурге:

— Дмитрий Антонович Скалон был уже немолодым человеком, когда в 1907 году возглавил Императорское русское военно-историческое общество, став его первым председателем. Известный военный историк был награжден  практически всеми орденами того времени. Состоял действительным членом Императорского Русского исторического общества (с 1910) и почетным членом Императорского Археологического института.

Он также организовал журнал этого общества, издавал книги… В общем, вел активную и нужную работу. 11 апреля 1916 года отчислен из распоряжения военного министра в Свиту Его Императорского Величества. После Февральской революции 31 марта 1917 года уволен со службы по прошению с мундиром и пенсией. В дальнейшем проживал в Петрограде, где и скончался.

После революции в 1917 году общество прекратило свою деятельность. Дальнейшая судьба генерала осталась для нас неизвестной. Наши специалисты потратили год, занимались его биографией во всех  архивах Санкт-Петербурга, пытались найти какие-то зацепки. Мы узнали какие-то адреса, где он проживал, где проводились какие-то события, связанные с возглавляемым им обществом. Известно, что Дмитрий Скалон скончался в 1919 году, но мы так и не нашли, где он похоронен. Наши специалисты обнаружили место, где в свое время нашла последний приют его семья: родители, брат и сестра. Это на Волковском лютеранском кладбище.

Нами было принято решение, что раз мы не можем точно подтвердить, что именно там похоронен генерал и его супруга, скончавшиеся в 1919 году, то мы установим там камень, свидетельствующий о том, что это фамильное захоронение первого председателя Российского военно-исторического общества.

Подготовила Татьяна КРОТОВА, фото  из Интернета