ЛЮСИНДА И СТАРЫК: ИСТОРИЯ БЛОКАДНОЙ ЛЮБВИ

Их свел театр… Именно в коридорах БДТ красавец-мужчина Ефим Копелян встретил выпускницу актерской студии Людмилу Макарову. Ему – 29, ей —  19.  Чувства вспыхнули мгновенно. Это была любовь с первого взгляда. Навеки. Навсегда…

Их называли самой красивой парой Большого драматического театра, а с легкой руки Георгия Товстоногова у супругов появились прозвища — Люсинда и Старык. Всю жизнь они все делили вместе —  и горбушку хлеба в ленинградскую блокаду и сцену театра. Судьба отмерила им  34 года совместной жизни.

Имена Копеляна и Макаровой связаны не только с театральными подмостками, но и с Домом офицеров Западного военного округа. Ведь, ни для кого не секрет, что именно отсюда, из здания на Литейном, 20, в годы Великой Отечественной войны уезжали на передовую с концертами и спектаклями фронтовые ансамбли и театральные бригады. В Театре народного ополчения служил Ефим Захарович, а к театру Краснознаменного Балтийского флота была прикреплена Людмила Иосифовна.

Из воспоминаний Людмилы Макаровой:

— Поженились мы в 1941 году, в мае, перед самой войной. Но поженились не сразу, прошло два года «приглядки». Ефим Захарович был почти на 10 лет старше. А сколько у него было поклонниц!

Заявление в ЗАГС на Фонтанке молодые люди подали в мае 1941 года и даже успели отгулять медовый месяц. Когда грянула Великая Отечественная, артисты были на гастролях в Ашхабаде. Во время возвращения оттуда Людмила заболела тифом, в итоге не смогла эвакуироваться вместе с театром. Копелян же, вместе с другими артистами БДТ, сразу по приезду в Ленинград, записался в народное ополчение, но попасть на фронт не успел.

После занятий по военной подготовке его и коллег откомандировали в Театр народного ополчения. Сначала коллектив располагался в Доме культуры имени Первой пятилетки, а потом и в Ленинградском доме Красной Армии. Музыканты, художники, циркачи, балетные и артисты в одночасье стали военнообязанными. Получив форму и оружие, они перешли на казарменное положение. Однако, как только была свободная минутка, Копелян на всех парах несся навещать свою возлюбленную в Боткинских бараках.

Всего сформировали четыре концертные бригады, под которые составлялся репертуар, подгонялись номера. В основном это были сцены из довоенных спектаклей, сатирические, музыкальные и танцевальные номера. По словам Ефима Захаровича, всем участникам нового коллектива пришлось в срочном порядке осваивать смежные профессии, к примеру, он стал барабанщиком.

Первую программу «Прямой наводкой» артисты показали уже через месяц после начала войны — 25 июля 1941 года.  Концерты и спектакли часто играли в непосредственной близости от линии фронта и даже во время боев. Первые концерты Театр народного ополчения давал на Ропшинских аэродромах, причем часть потенциальных зрителей постоянно находилась в воздухе. Для членов экипажей, вернувшихся с заданий, одна и та же программа раз за разом повторялась в течение целого дня.

Людмила вышла из больницы 8 сентября 1941 года. Когда началась блокада, молодую артистку пригласили работать в Театр Балтийского флота, поднимать боевой дух солдат и офицеров, выступать на передовой, в окопах, на кораблях и в госпиталях. Все это время молодожены обменивались трогательными письмами, которые Людмила Иосифовна хранила до конца своих дней.

Свою службу в агитвзводе Копелян вспоминал так:

— На обстреливаемых участках нередко передвигались к месту концерта короткими перебежками, а то и ползком. Артистам большей частью везло — все возвращались невредимыми, но все же иногда из списков бойцов агитвзвода вычеркивали фамилии убитых. Тогда срочно готовили замену выбывшим и на ходу меняли программу выступления.

Зимой 1942 года так погиб режиссёр агитвзвода Ленинградского дома Красной Армии Владимир Чеснаков. Он умер от истощения по дороге на Карельский фронт, куда поехал для инструктажа бригад.

Супруги встречались в осажденном городе, ведь фронт был недалеко. Во время таких коротких встреч Ефим Захарович нес своей ненаглядной Людочке свой солдатский паек.

Из воспоминаний народного артиста России Владимира ТАТОСОВА:

— Во время блокады в Ленинграде у актера Театра музыкальной комедии Анатолия Викентьевича Королькевича украли хлебную карточку на месяц. Можете себе представить состояние блокадного дистрофика? На счастье, рядом оказался Копелян. Получив свою карточку, он оторвал половину и отдал Королькевичу. В этом поступке — Копелян.

С 1941 года и до окончания войны актриса Макарова  служила в Театре Балтийского флота. Выступала в портах, на кораблях, а однажды даже спускалась под воду, чтобы сделать концерт для моряков-подводников. Были и выступления непосредственно в городе, когда труппа театра Балтийского флота поставила спектакль «У стен Ленинграда», который играли в ДК «Выборгский».

Чуть позже, в 1943 году в театр пришел работать и ее супруг. Бригады театра поднимали настроение бойцам комедиями Островского «Не всё коту масленица» и «Свои люди — сочтёмся».

Ефима Захаровича и Людмилу Иосифовну наградили медалью  «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

После победы супруги вернулись в родной театр, где прослужили всю жизнь.

6 марта 1975 года не стало Копеляна. Хоронить народного любимца пришел весь Ленинград.  

Людмила Иосифовна больше так и не вышла замуж, и всю жизнь хранила верность своему Фимочке, как она называла супруга. Людмила Макарова пережила Копеляна на 39 лет.

Из воспоминаний актрисы:

— Он был очень начитанным, умнее меня, многому меня научил — отношению к жизни, к людям. Научил меня принимать людей такими, какие они есть. Он умел прощать… Ему писали письма (дикое количество!), дарили подарки. Со всей страны писали — и школьницы, и учителя, и все-все-все. С годами он становился все красивее и красивее. Был такой мужественный, интересный, с усами.

«С высоты» прожитых лет, я так думала: даже если у него и было что-то, увлекся когда (он ведь много ездил), то слава тебе, господи. Я сама увлекалась партнерами. И он это видел — как у меня горели глаза. Но все было в меру. Актеры и должны увлекаться. Иначе какие мы артисты, если будем «сухарями»? Не думаю, что можно жизнь прожить и ни на кого глаз не положить. Так ведь не бывает. Но это никогда не мешало нашей жизни и нашим отношениям…

***

30 мая 2014 года ушла из жизни и сама Макарова. Ей было 92. Они похоронены рядышком, на Литераторских мостках Волковского кладбища.

Подготовила Татьяна КРОТОВА, фото из архивов БДТ и интернета