АКТЕР НИКОЛАЙ ТРОФИМОВ: «ОБРАЗ МОРЯЧКА-САЛАГИ МНЕ УДАВАЛСЯ ЛУЧШЕ ВСЕГО»

Георгий Александрович Товстоногов называл его лучшим комиком мира и сравнивал с великим Чарли Чаплиным. Николая Трофимова все мы знаем и любим, он запомнился нам своими замечательными работами в «Бриллиантовой руке», «Принцессе цирка», «Войне и мире», «Пиквикском клубе» и других фильмах и постановках.

В годы Великой Отечественной войны всенародно любимый актер театра и кино не раз выступал на сцене Ленинградского дома Красной Армии (так раньше назывался наш Дом офицеров). Николай Николаевич входил в состав концертной бригады театра Краснознаменного Балтийского флота, базировавшегося в нашем здании.

Трофимов — уроженец Севастополя, — приехал в город на Неве для того, чтобы исполнить свою детскую мечту — поступить в театральный институт имени А. Н. Островского. А на последнем экзамене узнал, что началась война. После 22 июня, он, как и многие другие молодые люди, подал заявление в военкомат, хотел служить во флоте.

Мечта его сбылась, но частично – будущего артиста прикомандировали к ВМФ – к «Ансамблю пяти морей», который в то время собирал легендарный Исаак Дунаевский. Всего в концертную бригаду вошло порядка 260 (!) человек – актеры, танцоры, музыканты…

В 1943 году, когда «Ансамбль пяти морей» расформировали, Трофимов стал актером театра Балтийского флота. Как известно, во время войны в Доме Красной Армии базировались сразу несколько творческих бригад. Это были ансамбль песни и пляски при Политуправлении Ленинградского фронта (художественный руководитель А. И. Анисимов), концертная группа под управлением Е. П. Гершуни, эстрадный коллектив Клавдии Шульженко, а также концертная бригада театра Краснознамённого Балтийского флота. Его артисты чаще выезжали с концертами именно к балтийцам, но и выступали перед моряками других флотов.

Николай Николаевич позже вспоминал:

— Я в ансамбле вел программы, выступал с инсценировками. Бойцам очень полюбился мой  образ краснофлотца Онищука – это такой матросик, салага, он то и дело делает ошибки, его поправляют старослужащие. А он все равно продолжает их делать.

Артист продолжал выступать перед бойцами до конца Великой Отечественной.  В 1944 году он перешёл в Таллинский театр Балтийского флота, а в 1946-м его пригласили в труппу Театра комедии.  

Трофимов был награжден орденом «Красной звезды», орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией», чем очень гордился.

 

 

Из интервью любимого артиста корреспонденту газеты «Труд» Людмиле Безруковой (февраль 2000 года).  

— Мы ездили по фронтовым бригадам, на передовую, выступали перед бойцами в минуты их отдыха между боями. Как-то повезли нас на остров в Финском заливе. Небольшой такой островок, каких там множество. В то время он наполовину был наш, а на другой половине засели фашисты. Пробирались мы к своим под непрерывным огнем врага. Но как только начали концерт — стрельба прекратилась. Видно, немцы, услышав звуки музыки, тоже решили «культурно отдохнуть».

— Вы в этих концертах пели, танцевали?

— А как же? Мне Исаак Осипович придумал образ «салаги Онищука» — балагура-неумехи, все делающего «не так». Очень смешно выходило. Моряки, когда узнавали, что к ним едет наш ансамбль, интересовались: «А Онищук будет?»

— Кормили-то хорошо артистов?

— В первые месяцы блокады нам всем, как ленинградцам, выдавали по 120 г хлеба. Потом пайку немного увеличили, иначе бы мы не смогли не то что плясать, а двигаться. Как-то нас пригласили выступить в Смольном. Перед концертом каждому дали по бутерброду: два кусочка хлеба, а между ними килечка. Я решил не есть, отнести жене. Положил в сумку и пошел выступать. Вернулся, глядь — нет моего бутерброда, кто-то «позаимствовал»…В нашем ансамбле вместе со мной служили Люся Макарова и Фима Копелян. Все втроем мы часто в 60-е-70-е годы выступали в концертных программах.

Из воспоминаний актера Леонида НЕВЕДОМСКОГО:

— В день его 85-летнего юбилея, который мы отмечали 21 января, я в поздравление спел для Николая Николаевича песню «Когда проходит молодость»… А уже в ноябре я принес на панихиду запись песни «Журавли» в исполнении Марка Бернеса. Для меня было большой неожиданностью, когда за три дня до прощания наш звукорежиссер Г. В. Изотов обратился к актерам — нет ли у кого «Журавлей» в исполнении Бернеса. Я сказал, что у меня есть и я принесу…

И когда на панихиде звучала песня «Журавли», мне казалось, что Николай Николаевич слышит. Слезы удержать было невозможно. Никогда не думал, что это его любимая песня и он при жизни обратится с просьбой, чтоб на панихиде звучала именно она… мы выносили под нее гроб.

Он всю жизнь был солдатом, он всю жизнь тянул эту солдатскую лямку. Я не знаю, кто он был — капитан запаса, майор… Знаю, что у него орден Великой Отечественной войны. Знаю, что для него самым лучшим и светлым праздником был День Победы. И знаю, что он сам при жизни выбрал слова для прощания с нами:

Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле,

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

Подготовила Татьяна КРОТОВА, фото из интернета.