РОДИЛСЯ В РУБАШКЕ

Его можно назвать счастливчиком. И в самом деле, это так. В начале Великой Отечественной войны судьба уготовила Виталию Бернштаму серьезное испытание – он выжил там, где погибли тысячи. Про таких говорят – «родился в рубашке». Судьба подарила 18-летнему юноше второй шанс. И он его не упустил, пройдя буквально огонь и воду. Стал человеком с большой буквы, хорошим другом, верным товарищем и опытным наставником, воспитавшим не одно поколение юных спортсменов.

Виталий Иосифович с супругой 

Про таких людей, как Виталий Иосифович Бернштам можно снять художественный фильм или написать книгу, настолько интересна его биография. В годы Великой Отечественной он сражался на Ораниенбаумском плацдарме, в мирное время – бороздил реки и моря, а затем, уйдя на «гражданку» неожиданно для многих выбрал стезю тренера по легкой атлетике.  

Конец августа 1941 года, Таллинн. Более 200 кораблей Балтийского флота снялись с якоря и двинулись в направлении Кронштадта. Шли, как положено — отряд главных сил, отряд прикрытия, арьергард и четыре конвоя.

На палубе одного из торпедных катеров — недавно призванный в ряды ВМФ 18-летний связист Виталий – вчерашний выпускник Военной электротехнической академии связи.

Дорога была опасна и трудна, и никто тогда не знал, чем все это закончится. К началу Великой Отечественной войны основные силы Балтийского флота базировались в Таллинне. Город был далеко от границы, и командование ВМФ не ожидало каких-либо активных действий со стороны немцев, ведь несколькими годами раньше был подписан пакт о ненападении. Когда грянула война, столица советской Эстонии оказалась фактически не защищенной ни с суши, ни с моря. К началу июля 1941 года немцы заняли эстонский поселок Марьямаа и отрезали советские войска от основных сил. Своевременному выведению флота из Финского залива препятствовали тогдашний главком Северо-Западного направления Климент Ворошилов и нарком ВМФ Николай Кузнецов. Время было упущено. Приказ об эвакуации плавсостава поступил, когда немцы уже вовсю обстреливали суда в Таллинском порту из своей артиллерии. Часть пути, по которой пролегал курс, уже была заминирована фашистами, кроме того, не дремала и авиация противника.

Дойти до Кронштадта удалось не всем. Таллинский переход, как известно, стал одной из трагических страниц истории ВМФ Советского Союза. Всего за три августовских дня Балтийский флот потерял более трети своего плавсостава, до конечного пункта назначения в итоге дошли только 163 судна, 62 корабля были уничтожены фашистами – ушли на дно 19 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов и 18 транспортов. Погибли тогда более 10 тысяч человек (сколько точно до сих пор спорят историки).  

Катер, на котором был Виталий, также был подбит. Оказавшись в воде вместе с другими моряками, паренек спасся лишь чудом – плавать он не умел. Ему удалось зацепиться за проплывающую мимо деревяшку. На счастье, его заметили и вытащили из воды. Растерли, напоили горячим чаем, ну и еще кое-чем покрепче, чтобы не слег с воспалением легких…    

После возвращения в Кронштадт Бернштам получил назначение во 2-ю отдельную бригаду отдельной бригаде морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота. Был связистом-разведчиком, помощником командира взвода разведки. 30 августа 1942 года подразделение преобразовали в 48-ю отдельную морскую стрелковую бригаду Приморской оперативной группы Ленинградского фронта. В состав группировки вошли 48-я, 98-я, 168-я стрелковые дивизии, 48-я и 71-я отдельные морские стрелковые бригады, 3-й особый стрелковый полк морской пехоты, объединённая  школа береговой обороны и ПВО Краснознаменного Балтийского флота. Вместе с войсками Ижорского укреплённого района Приморская оперативная группа до ноября 1943 года вела активную оборону Ораниенбаумского плацдарма – маленького кусочка земли на южном побережье Финского залива, сыгравшего значительную роль в обороне Ленинграда.

С запада Ораниенбаумский пятачок был ограничен Керновом, с севера — Финским заливом, с востока — Старым Петергофом, на юг уходил на несколько десятков километров от побережья. Центр плацдарма приходился на форт Красная Горка. Размеры плацдарма: 65 км по фронту, до 25 км в глубину. Западная точка плацдарма — на реке Воронке — являлась самой западной точкой СССР, не занятой войсками вермахта. Благодаря плацдарму советским силам удалось сохранить контроль над частью акватории Финского залива, прилегающей к Ленинграду, создавать напряжённость в тылу немецких войск и сохранить историческое наследие Ораниенбаума. С этого пятачка началась наступательная операция советских войск «Январский гром».

На Ораниенбаумском плацдарме Бернштаму не раз приходилось водить бойцов в разведку. Разведка закаляла характер, учила терпению и настойчивости в достижении цели, требовала смекалки и мужества. Морозы в 1941-ом году были суровые, а приходилось часами неподвижно лежать на снегу, чтобы случайно не привлечь внимание противника, ведь враг был в нескольких десятках метров! Особенно памятна Виталию река Воронка: в ней, стоя по пояс в воде, порой приходилось пережидать сигнальные ракеты, замирать при внезапно услышанном постороннем шуме — в разведку ходили и фашисты! А вода ледяная! Был и такой случай: шли по лесу цепочкой, напряженно вглядываясь в темноту, и вдруг в нескольких шагах впереди — немец, идущий во главе своей цепочки разведчиков… Ну, тут уж кто быстрее начнет стрелять! Здесь, на Ораниенбаумском плацдарме Бернштам получил медаль «За отвагу», здесь же был тяжело ранен и отправлен в госпиталь.

После выздоровления воевал в Шуе и, как и другие бойцы, мечтал дойти до Берлина, лично поймать Гитлера и расписаться на стенах Рейхстага. Но, увы, мечтам не суждено было сбыться. Молодой человек получил тяжелейшее ранение, приведшее к инвалидности. За свои подвиги был награждён медалью «За отвагу». Демобилизовался в начале 1944 года, но море не бросил. Два года ходил на судах торгового флота (сначала боцманом, потом дослужился до должности третьего помощника капитана), а позже — на судах речного флота.

Виталий Иосифович со своими ученицами

Сейчас Виталию Иосифовичу уже 95. У него много боевых и правительственных наград, но больше всего ветеран дорожит медалью «За отвагу» и значком «Защитник Ораниенбаумского плацдарма»…

Татьяна КРОТОВА